Четверг, Август 22Тел.:8 701 210 17 66/ 8 707 200 18 02/e-mail: mediatsiya.roo@mail.ru

специфике казахстанской медиации

Свой путь

О специфике казахстанской медиации

Понятие «медиация» подразумевает альтернативный способ разрешения споров и конфликтов, в котором участвует третья нейтральная сторона. При этом вовремя переговоров медиатор (посредник) не дает правовой оценки спору и никак не влияет на итоговое соглашение между сторонами. Главная задача, которая стоит перед медиатором — привести спорящих к компромиссу, — решению которое устроит обе стороны. Как правило в некоторых случаях медиация является альтернативой судебным методам решения споров, к тому же и менее затратным.  Однако, медиация будет успешной, лишь тогда, когда соблюдается важное условие – желание сторон договориться.

В разрешении споров, посредников использовали еще во времена Древней Греции, Вавилона и Древнего Рима. Например, в римском праве к посредникам применялись разные названия, одним из которых было слово — «mediator». Медиация в современном ее понимании стала развиваться с середины XX века в странах англо-саксонского права, таких как США и Великобритания, в последующем она получила распространение и в Европе.

В 2011 году в республике был принят закон «О медиации», который вобрал в себя мировой опыт досудебного решения споров. Однако развитие института медиации в Казахстане пошло по своему уникальному пути. Первый Президента Казахстана Нурсултан Назарбаев не раз отмечал, что необходимо развивать институт медиации, что укрепит правовую культуру общества и разгрузит суды.

РОО Центр развития медиациисамое крупное объединение медиаторов в Казахстане, организация, которая с самого начала выбрала путь практики. Сегодня здесь готовят медиаторов для всей страны. Центр был создан бывшими офицерами МВД, юристами, Кайратом и Назым Тулекеевыми.

«После ухода со службы в органах внутренних дел, начиная с 2006 года, вместе с супругой мы начали проходить различные тренинги, чтобы переформатироваться и влиться в новую жизнь. Проходили обучение в разных городах России, поэтому организационные навыки у нас были, то есть был опыт. Тогда мы открыли обучающий центр, где проводили тренинги личностного роста. И когда в 2011 году в стране был принят закон «О медиации», и 5 августа, когда он вступил в силу, мы начали заниматься вопросами медиации и весь свой багаж знаний начали вкладывать в это направление, а именно в обучение технике переговорного процесса», — рассказывает учредитель центра Кайрат Тулекеев.

В последующем Кайрат Тулекеев разработал технику переговорного процесса, которую назвал «экспресс-переговоры» или «экспресс-медиация». Эта техника подразумевает разрешение споров за 15 минут.

Сегодня чтобы стать медиатором нужно соответствовать нескольким основным критериям: наличие высшего образования (любое не обязательно юридическое), быть не моложе 25 лет, не иметь судимости или иметь погашенную судимость. Хотя как отмечает Кайрат Тулекеев, чтобы быть высококлассным специалистом – мало просто соответствовать требованиям.

«Во время отбора кандидатов мы обращаем внимание даже на голос человека, как он умеет говорить. В день может быть 60 звонков, из них только 10 человек мы приглашаем на курсы подготовки медиаторов. Далее среди них уже идет отбор по контакту, мы следим, как себя ведет человек, как он себя преподносит и т.д. Вообще медиатором может быть не каждый, здесь нужна определенная предрасположенность».

В 2011 – 2012 году развивать медиацию в Казахстане начали восемь объединений. Однако как считает Кайрат Тулекеев, на заре зарождения отечественной медиации многие организации за основу своего развития выбрали не совсем верную модель.

«Я уже тогда понимал, что медиация – это не юридическое право, это нечто другое, это переговоры, это человеческий фактор. А тогда многие посчитали что медиатор, это только юрист и все юристы начали заниматься продвижением медиации, начали вкладывать туда свой опыт и из медиации делать очередные юридические агентства. Но это ведь две разные вещи, медиация — это альтернативой способ разрешения споров. Когда мы разговаривали с судьями Верховного суда, которые принимали участие в разработке закона о медиации, они сказали, что закон был принят на основе принципов института биев, то есть это и является правильным направлением».

По словам юриста в самом начале было важно, чтобы хотя бы одно из отечественных объединений выбрало верное направление развития, что послужило бы  толчком для других организаций. И таким объединением стало РОО Центр развития медиации. К 2014 году медиаторами центра было проведено уже 2 тысячи процедур медиации.

«Например, в России обучение медиаторов отдали институтам, вузам, то есть у них изначально было принято неправильное направление с уклоном на юриспруденцию. И когда у представителей российских вузов спрашиваешь: как у них развивается медиация, они говорят, что она не развивается. Сегодня благодаря Елбасы Нурсултану Назарбаеву, благодаря Председателю Верховного Суда Жакипу Асанову, система медиации на сегодняшний день в республике продвигается. Хотя в начале пути госорганы не понимали медиацию и сильно сопротивлялись. Но сегодня мы можем заявить, что так, как в Казахстане в мире нигде медиация не развивается, так как мы сразу сделали акцент на практику. В США и вообще на Западе все знают, что такое медиация, причем они говорят, если в стране существует медиация, значит, существует демократия».

Преимущества медиации в разрешении споров, по словам Кайрата Тулекеева – очевидны.  Процедура медиации более гибкий процесс в отличие от суда. При этом, контроль за исполнением обязательств берут на себя сами конфликтующие стороны, договариваясь о сроках, и санкциях. К тому же существует пять основных принципов медиации:  добровольность, конфиденциальность, равноправие сторон, независимость медиатора и невмешательство в процедуру медиации, которые нельзя нарушать.

«Суть медиации в чем? Есть два поля  юридическое право и суд: это госпошлина, исковое заявление, два месяца ожиданий пока его рассмотрят в суде, наем адвоката или юриста, это все финансовые издержки. Следствие идет полгода, за это время уходит много средств. На западе, обращение к юристом в споре, считается дурным тоном, они сейчас обращаются к общественникам.  Более того, суд является третьей стороной и принимает решение. Причем суд вынужден давать правовую оценку, а юридическое право работает в пользу только одной из сторон. Кроме того суд это государственный орган, который представляет государство и он не может выходить за рамки закона, ведь есть санкции, кодексы и т.д. Есть в мире случаи когда судебные процессы длились 20 лет. Поэтому любой государственный орган должен заниматься делами государственной важности, а из всех исковых заявлений, которые поступают в суды, к делам государственной важности относится примерно 10%. Что говорит о колоссальной перегрузке судов. Получается, что 90% всех конфликтов общество может решать само, не привлекая госорганы, но у нас в обществе сложилась иная традиция».

Сегодня в республике медиаторы могут скреплять любые договоры, а люди вместо обычных расписок составляют медиативное соглашение, которое подразумевает конкретные обязательства и ответственность, не ограниченные временем и другими рамками. Кайрат Тулекеев приводит пример из реальной практики медиатора.

«Один человек у другого взял в долг деньги и написал долговую расписку. Но когда пришел срок расчета, он сказал что денег пока нет и он вернет их когда они у него появятся. Но почему из-за него должна страдать другая сторона? Но человек, давший в долг, поступил умнее и встретился с медиатором. И должнику было предложено переговорить с медиатором и продлить срок долга. В результате процедуры медиации стороны договорились о новых сроках и подписали соглашение об ответственности. Одна сторона обязалась – не беспокоить должника, не звонить ему, и условие было таким, если она нарушит эти обязательства, то тогда долг придется простить. Вторая сторона – должник, обязалась вернуть долг, в указанные сроки, в противном случае должник вынужден будет просить суд взыскать с него двойную сумму долга. Такой у них был уговор. То есть медиатором были созданы такие условия, что невыполнение их было очень невыгодно обеим сторонам конфликта».

Кайрат Тулекеев отмечает, что медиативное соглашение всегда отличается от любого юридического документа. «Юридическое даже самое сильное соглашение можно всегда оспорить по закону, а медиативное – нельзя. Так как люди уже сами между собой договорились и как можно обжаловать собственные решения? Исходя из этого, медиативное соглашение обжалованию не подлежит. Изменить условия соглашения можно, но для этого нужно будет снова сесть за стол переговоров, и обговаривать новые условия».

Центр развития медиации является республиканским общественным объединением. В 2012 году за пять месяцев своей деятельности им было открыто 12 представительств по всей стране.

«Для нас важно было — вести людей, сопровождать их в профессии и на сегодняшний день более 1100 медиаторов прошли подготовку в нашем центре. В общем, нам приходилось даже быть медиаторами среди медиаторов, чтобы сглаживать какие-то спорные моменты. Но, несмотря на все нам удалось создать большую единую команду медиаторов. Сейчас наши медиаторы работают во всех 17 регионах страны. Мы постоянно повышаем квалификацию медиаторов и все это делаем бесплатно, потому что у нас есть сильное желание изменить мышление людей в Казахстане. И это нас вдохновляет. Мы являемся связующим звеном среди медиаторов, у нас есть даже общий чат, если у кого-то возник вопрос, он скидывает его в чат и сразу же все начинают ему отвечать, советовать, помогать. И суть в том, что у всех медиаторов нашего центра одна школа, и они друг друга понимают с полуслова», — отмечает Кайрат Тулекеев.

Ежегодно объединение проводит международную конференцию, куда приглашаются представители госорганов и судов. Тем, из них кто помогает в развитии гражданского общества, выдают дипломы, благодарственные письма и даже специальные знаки отличия.

«Так мы поддерживаем тех, кто развивает институт медиации в стране. Также поощряем и самих медиаторов лучших в профессии, например «Лучший медиатор в уголовном праве», «Лучший медиатор в гражданском праве» и т.д. Отдельно для медиаторов мы проводим конкурсы профессионального мастерства. Кстати недавно мы его провели в Шымкенте. С медиаторами нужно работать и дальше после обучения их нужно вести, консультировать на  протяжении многих лет. И для этого мы даже создали единый центр услуг, который находится в каждом районе в шаговой доступности от граждан».

Примерно 80% медиаторов, входящих в объединение это люди с юридическим образованием, юристы-практики, бывшие адвокаты, сотрудники органов  следствия и дознания, бывшие судьи, нотариусы, юристы с учеными степенями. 15%  представители системы образования преподаватели и учителя, 5% приходится на людей, пришедших из технических профессий. «Насчет того будет ли в будущем больше идти в эту профессию людей не юристов, пока говорить рано, нужно подождать», — говорит К. Тулекеев.

Сегодня в Казахстане наиболее часто граждане прибегают к помощи медиаторов при семейно-брачных спорах, финансовых, банковских, трудовых, бизнес-спорах, при уголовных конфликтах по преступлениям небольшой и средней тяжести. Практически во всех направлениях жизни сейчас пользуются услугами медиаторов. Другими словами то, что раньше можно было урегулировать через суд, сегодня на 90% можно решить через медиацию, — подчеркивает учредитель центра развития медиации.

«Если говорить о конкуренции на рынке медиации, то она я думаю — есть, так как без нее просто не будет развития. Но какая конкуренция здоровая или не совсем? Но когда мы развиваем медиацию в республике, мы делаем акцент на командной работе всех медиаторов, чтобы не было конкуренции», — подчёркивает Кайрат Тулекеев.

Если говорить об оплате услуг медиатора, то он получает гонорары с каждого заключенного договора. При этом у медиаторов есть свой законный прайс-лист, в котором предусмотрено, что социально уязвимым слоям населения, несовершеннолетним, инвалидам, ветеранам, процедуры медиации оказываются бесплатно.

«Но остальные категории должны платить. Как правило, оплата услуг делится пополам между конфликтующими сторонами, ведь человеку свойственно ценить только то, за что он платит. И если человек платит, он будет выполнять данные собой же обязательства по медиативному соглашению. Но при любой медиативной процедуре человек в десятки раз заплатит меньше, нежели он будет разбираться в суде. У нас есть медиаторы, которые вообще ничего не зарабатывают», — рассказывает К. Тулекеев.

Медиатор – это независимое физическое лицо, не получающее зарплату, а только гонорары. Для того чтобы стать медиатором нужно обучиться. В первую очередь новичка обучают навыкам ведения переговоров, умению работать с конфликтующими сторонами. Будущий медиатор должен учитывать все, следить за своей манерой говорить, стоять и даже жестикулировать.

«Обучение проходит в зависимости от человека и его предрасположенности, хотя стандартно, сперва дается 50 академических часов. Но это все теоритическая часть, а само обучение может продолжаться всю жизнь, мы ведем и консультируем человека».

Кайрат Тулекеев, отмечает, что закон о медиации принятый еще в 2011 году учитывает все потребности этой сферы и не требует никаких изменений. Однако иногда именно в этом вопросе возникают проблемы.

«Отдельные люди, закон о медиации, хотят превратить в закон о медиаторе. У нас есть Закон «О медиации» от 2011 года и не нужно его трогать. Необходимо понимать, что закон о медиации – это не медиатор, а площадка, где используя закон, две конфликтующие стороны могут договориться. Некоторые хотят из медиатора сделать должностное лицо. А медиатор это человек, который свидетельствует о том, что обе стороны законно и добровольно договорились о чем-либо. Кто-то постоянно спрашивает, а где же ответственность медиатора? В чем его ответственность? Медиатор лишь владеет психологическими приемами, которые помогают людям примириться, то есть создает психологическую обстановку для примирения. Также медиатор не может давать советы, — решение должно быть принято только сторонами. Нами специально были разработаны документы для медиативного соглашения. Они создавались после общения с судьями и юристами. Есть, например заявка на медиацию, она подтверждает добровольность обращения к медиатору, есть договор о медиации, который мы даем сторонам. По сути, договор, это форма сделки, где стороны признают свои обязательства, причем они могут прописать свои условия в договоре, которые не прописаны ни одним кодексом. Но при нарушении данных обязательств, стороны обязуются нести ответственность».

С 2014 по 2019 год, медиаторы общественного объединения, провели более 60 тысяч процедур медиации, в разных регионах страны. Это говорит о том, что эта сфера в Казахстане развивается очень стремительно, а главное развитие идет по своему уникальному казахстанскому пути.

«На одной из наших конференций Каудыров Толеш Ерденович, — ректор Академии правосудия при Верховном Суде Республики Казахстан, профессор, доктор юридических наук, задал нам медиаторам вопрос: «Кто вы для меня, и для общества? А вы – элементы системы защиты гражданских прав». И я с ним полностью согласен, медиация – есть элемент системы защиты гражданских прав, ведь мы урегулируем споры до их возникновения», говорит Кайрат Тулекеев.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *